На главную Российская Медицинская Ассоциация


125284, г. Москва, улица Поликарпова, д. 12/13. Телефон/факс: 8(495) 945-58-31. E-mail: rmass@yandex.ru



Проблемы наркомании и психического здоровья населения России

Т.Б. ДМИТРИЕВА - академик РАМН, профессор, директор НИИ судебной психиатрии им. Сербского

Уважаемые коллеги!

Позвольте начать с того, что тема заседания выбрана не случайно. Именно на этом высоком форуме и с этой высокой трибуны говорить сегодня о проблеме наркомании и алкоголизма не только можно, но и нужно. И говорить так, чтобы услышали на всех уров­нях, уровнях организационных, уровнях власти, уровнях, где ре­шаются вопросы по реализации тех проблем, которые мы ставим.

Но прежде чем говорить о наркотиках и наркоманиях, позвольте несколько слов сказать в целом о проблемах психического здоровья в мире и в нашей стране, я хочу напомнить, что этот год особый, и в нем, как всегда, празднуется Всемирный день здоровья, но в этом году он посвящен Дню психического здоровья. Это было сделано впервые и связано с тем, что проблемы психического здоровья стали актуальными для всех стран: и развитых, и не очень развитых. И мы должны объективно определить свое место среди других стран по этой проблеме.

Итак, 7 апреля был Всемирный день психического здоровья, И весь год был практически посвящен проблемам наркоманий и решению этих проблем.

Данные, приведенные на демонстрируемом рисунке, показывают, сколько людей в мире страдают психическими расстройствами - 400 миллионов человек. И среди причин преждевременных смертей в мире 12,3% - это тоже психические расстройства.

Что же происходит с заболеваемостью психическими расстрой­ствами в нашей стране? Необходимо обратить внимание на тот факт, что наблюдается рост психических расстройств у взрослых за последние 10 лет в стране в полтора раза. До 300 на 100 тысяч населения увеличилась заболеваемость. У детей и подростков за­болеваемость за это время увеличилась еще больше - в два с поло­виной раза.

Обратите внимание и на то, как увеличивается число суицидов со смертельным исходом. Пусть это не очень большие цифры, но рост-то в два раза. И мы должны констатировать, что ребенок ста­новится все менее защищенным.

Следующий рисунок - это освобождение от призыва на воен­ную службу. Среди всех освобожденных по состоянию здоровья, страдающие психическими расстройствами составляют 12,5 проц. (это средний российский показатель), но по отдельным военным округам это цифра достигает до 30-40%. Значит, мы можем сегодня говорить о том, что каждый третий не годен к службе в мирное время в связи с  психическими расстройствами, наркотической и алкогольной зависимостью. Но первое место среди освобожденных занимает умственная отсталость (45%). Это та проблема, которая нарастает в последние годы. Алкоголизм и наркотики внесли главную лепту в наблюдаемый рост олигофрении – врожденного слабоумия.

Причины роста психических расстройств многообразны: это и плотность населения, и урбанизация, и разрушение природной среды, и усложнение производственных технологий. Сам человек биологически не меняется тысячелетиями, а технологии быстро усложняются и будут усложняться дальше. Поэтому мы прогнозируем дальнейший рост психических расстройств. Несомненное влияние оказывают возрастающие информационные потоки, рост чрезвычайных ситуаций. Причем, рост чрезвычайных ситуаций международные организации, которые этим занимаются, прогнозируют и в дальнейшем, именно потому, что биологические возможности человека не могут компенсировать того, что требуется на сегодня от него техникой и информатикой.

Ухудшается репродуктивное здоровье населения. Не только показатели общей и материнской смертности, но и здоровье матерей. Все это то, что обязательно сказывается на психическом здоровье и развитии мозга новорожденного. Мы знаем, на каком этапе, на какой неделе беременности закладывается та или иная система, в том числе и медиаторная система, которая передает импульсы. А потому понимаем, на какой неделе произошли те или иные повреждения плода, и почему потом возникает та или иная патология в детском и подростковом возрасте.

Мы должны четко понимать, что в пожилом возрасте психических расстройств в 5-7 раз больше, чем в среднем возрасте. Это опять-таки требует внимательного отношения к организации специализированных служб. Геронтология в психиатрии это то, что должно привлекать все большее и большее внимание, в том чис­лен организаторов здравоохранения.

А теперь позвольте непосредственно говорить о проблемах нар­котиков и в целом психоактивных веществ. Прошло буквально несколько лет, как мы вступили в эпоху применения международ­ной классификации болезни. Надо сказать, что психиатры особен­но тяжело перешли на эту систему, потому что в психиатрии вводится наша отечественная классификация, и потому очень сложно адаптироваться к международным стандартам. Много несостыковок. В связи с этим и появилось совершенно новое понятие - психоактивное вещество, т. е. вещество, способное вызвать зависимость. И, естественно, мы понимаем, что зависимость бывает не только к наркотикам. Существует зависимость от психотропных средств, от стимуляторов, от алкоголя, от никотина, от кофеина. И в соответствии с классификацией МКБ все эти виды и группы вошли в группу психоактивных веществ. А специалисты, работающие с психоактивными веществами, нам совершенно четко говорят, что механизм зависимости и от алкоголя, и от наркотиков, и от никотина, и от кофеина совершенно одинаковый. Есть, безус­ловно, небольшая разница, но закономерности те же. Значит, подходы к профилактике, к лечению во многом должны быть тоже похожими.

Следующий рисунок - юридическая классификация, о которой тоже следует говорить, несмотря на то, что она не биологическая, не медицинская, а чисто юридическая, которая выделяет нарко­тические средства, психотропные вещества, токсические или одурманивающие ненаркотические вещества. Отличаются эти группы лишь тем, что в отношении первых двух групп работает статья 228 УК РФ, т. е. за изготовление, хранение, незаконную транспортировку этих веществ предусматривается уголовная от­ветственность в соответствии с этой статьей.

На следующем рисунке приведены данные по заболеваемости, связанной со злоупотреблением психоактивными веществами. Здесь мы опять-таки должны отметить, что сегодня, чтобы нам объективно оценивать ситуацию, нужно знать ряд показателей как в субъектах федерации, так и на федеральном уровне: нарко­манию, токсикоманию, злоупотребление наркотиками еще без сформировавшейся зависимости, злоупотребление не наркотичес­кими психоактивными веществами без сформировавшейся зави­симости и алкоголизм уже как болезнь, т. е. имеющуюся алко­гольную зависимость. Соотношение всех этих групп дает очень важные диагностические показатели, которые требуют принятия совершенно четких мер со стороны медиков и со стороны других исполнителей межведомственных программ.

На следующем рисунке приведены соответствующие цифры. Я думаю, что нет необходимости говорить о конкретных цифрах, но я хочу, чтобы вы видели закономерность. Число больных нарко­манией за 10 лет (с 1991 по 2000 год) на 100 тысяч населения уве­личилось примерно в 12 раз.

Число больных токсикоманией тоже демонстрирует рост, за исключением последних двух лет. Я прошу обратить Ваше внимание на эти последние два показателя по токсикомании. Здесь выявляется влияние двух факторов, о которых мы должны помнить. С одной стороны, в последние годы мы стали все больше терять достоверность статистики. У нас все больше появляется частных и не только частных, но и каких-то негосударственных структур, которые занимаются этими пациентами, и, таким образом, больные выпадают из официального государственного учета. Но, с другой стороны, это те группы, которые пополняют первую группу - группу с наркоманией. Все больше люди предпочитают наркотики любым другим токсическим веществам. Так что из второй группы часть пациентов переместилась в первую группу.

Следующий рисунок - это данные по злоупотреблению наркотиками и ненаркотическими психоактивными веществами. Еще раз повторяю, что это та группа, которую следует учитывать как группу профилактического учета. Это та группа, входящие в которую больные пока еще не имеют зависимости, но которые уже нужда­ются в профилактических мерах. Как видите, прослеживается чет­кая закономерность бурного роста. И, прошу Вашего внимания к красным нижним столбикам, - это данные по злоупотреблению не­наркотическими и психоактивными веществами. Как видите, отме­чается последний двухлетний период активного снижения, когда такие больные стали почему-то все меньше регистрироваться. Это особенно настораживает. Это опять-таки перемещение интереса с обычных ненаркотических токсических веществ в сторону потреб­ления наркотиков. И на уровне отдельных эпидемиологических данных, которые мы имеем по конкретным территориям, наши предположения подтверждаются - изменение интереса.

Следующий рисунок - это заболеваемость алкоголизмом. Ува­жаемые коллеги, обращаю Ваше внимание на цифры, за которы­ми огромная проблема. Если мы будем сравнивать 1991 год и 2000 год, то как будто бы динамика показателя практически отсутству­ет. Получается, что алкоголизм у нас не растет. Как он был при­мерно 10 лет назад, так он и остается. И я знаю, что появилась определенная иллюзия, что проблема алкоголизма сегодня уже не актуальна. Хочу обратить Ваше внимание на следующий рисунок, который показывает взаимосвязанный показатель частоты алко­гольных психозов на 100 тысяч населения. За этот же период на­блюдается рост в четыре раза частоты алкогольных психозов. Со­вершенно четкая тенденция роста. И это те показатели, которые не спрячешь, которые, как правило, формируются не на основе данных частных учреждений, оказывающих наркологическую помощь. Это те показатели, которые формируются на основе дан­ных наших государственных учреждений. Эти данные совершен­но четко свидетельствуют, что цифры, фиксирующие уровень за­болеваемости алкоголизмом, стали недостоверными. Часть паци­ентов «ушли» в негосударственные учреждения и выпали из ста­тистики, а часть просто потерялись по дороге и нигде не состоят на учете, поскольку к ним активного интереса никто не проявля­ет, а недобровольных мер в отношении учета наркологических пациентов у нас не существует.

Еще один показатель, которого нет на приводимом рисунке, но о котором я хочу напомнить, - это рост объемов употребляемого алкоголя, чистого этанола. И здесь мы четко видим определенную закономерность, характеризующуюся дальнейшим ростом объема потребления чистого этанола. Это еще раз показывает, что проблема алкоголизма существует и существует в связи с тем, что система учета, лечения и профилактики алкоголизма сегодня в стране во многом разрушена.

Следующий рисунок - это заболеваемость, связанная с употреблением психоактивных веществ в 2000 году. На этом рисунке уже нет данных по алкоголизму, здесь только то, что касается наркотиков и токсических веществ ненаркотического плана. На этой диаграмме видно, что 76,6% от всех составляют больные наркоманией. Это не только пугает, но должно ориентировать в принятие очень серьезных мер. Другая группа - 14,6% - это лица, злоупотребляющие наркотиками, но без развития зависимости. Это те больные, которые завтра могут пополнить первую группу. И остаются две малочисленные группы - вот это и есть больные токсикоманией: 3,5% и чуть больше 6% - лица, злоупотребляющие ненаркотическими веществами. Мы должные совершенно четко отметить и понять, что на первое место в стране вышла именно наркомания.

Уважаемые коллеги, обратите внимание на следующий рисунок - возрастные аспекты. Верхние лиловые столбики – это та закономерность, которая прослеживается в динамике показателей по наркомании у взрослых, нижняя - у подростков. Если у взрослых за 10 лет рост наркомании отмечается в 8 раз, то у подростков - в 18 раз! Заболеваемость растет у подростков почти в два раза интенсивнее, нежели у взрослых. Соответственно, где, прежде, всего, должны быть сосредоточены сегодня наши силы? Где прежде всего, должно быть внимание и медиков, и всех тех от кого зависит проблема профилактики наркомании. Я думаю, что эти цифры говорят сами за себя.

Следующий рисунок - болезненность, подчеркиваю, что это уже не заболеваемость, а абсолютные величины, характеризующие ситуацию, связанную с употреблением психоактивных ве­ществ среди подростков. Все те же пять групп, о которых я говорила в сравнительном аспекте за 10 лет. Первая пара столбиков это то, что стало с наркоманией. Как видите, в 18 раз рост наркомании. И такой же бурный рост злоупотребления наркотиками. В четыре с лишним раза эта группа увеличилась. Практически небольшие различия между ростом за 10 лет токсикоманий, злоупотребления ненаркотическими психоактивными веществами и числа алкогольных психозов. Я привела на этом рисунке именно алкогольные психозы. И думаю, что Вы все хорошо знаете, что у подростков, как правило, не бывает развернутых психических расстройств и психозов. Но и в этих показателях совершенно неожиданно выявился рост в три раза алкогольных психозов у подростков за 10 лет. Таким образом, алкоголизм у подростков - это та проблема, которая, к сожалению, сегодня еще не приобрела такого же актуального звучания, как наркотики. А мы должны четко оценивать, что алкоголизм нарастает и, важен тот факт, что он «омолаживается». Сегодня это очень важно заметить, поскольку речь идет о подростках с несформировавшейся психикой.

Следующий рисунок. Рост злоупотребления психоактивными веществами среди детей до 14 лет. Это то, с чем сегодня сталкиваются педиатры, потому что детского психиатра и детского нарколога мы как бы уже «потеряли». И сейчас Министерство здравоохранения РФ восстанавливает специальность детского психиатра. Среди детей до 14 лет отмечается рост больных наркоманией почти в 25 раз! Токсикоманией - почти в 19 раз, злоупотребление наркотиками - в 9 раз, злоупотребление другими психоактивными веще­ствами - более, чем в 10 раз. И это только за последние 10 лет.

Уважаемые коллеги, я хочу обратить Ваше внимание еще на одну цифру, которая сегодня фиксируется официальной статисти­кой. Сегодня абсолютная величина больных наркоманией, зафик­сированная статистикой, среди лиц, которые непосредственно об­ратились за помощью и зафиксированы, как обратившиеся, со­ставляет менее 300 тысяч человек. Но при всем при этом суще­ствуют определенные расчеты, существуют и в ВОЗе, и в нашей стране, во сколько же раз нужно умножить эту цифру, чтобы по­лучить истинную картину болезненности наркоманией. И по рас­четам, которые произвел научно-исследовательский институт МВД России, эту цифру нужно умножить в 10 раз. И вот вчера, когда в этом зале звучала цифра три миллиона, то это как раз та цифра, которая вырастает из тех самых 300 тысяч, помноженных на 10, с тем, чтобы получить истинную картину.

Но обращаю Ваше внимание на вторую группу злоупотребляю­щих наркотиками и больных алкоголизмом. И когда объединяешь эти группы, то получаешь как минимум 5% населения! Это то на­селение, которое нуждается сегодня в серьезной помощи в связи с зависимостью. Что такое 5% населения? По данным ВОЗ, есть порог, который обозначен 7 процентами. Если страна переходит эти 7%, то за этими цифрами наступают необратимые дегенеративные расстройства в обществе. И, как Вы видите, мы уже не так далеки от роковой величины в 7 процентов.

Заболеваемость наркоманией в нашей стране сегодня выше, чем в какой-либо из европейских стран. И сегодня мы должны не просто бить тревогу, а принимать конкретные меры.

Еще один показатель, который прозвучал в картинках, пока­занных вам, и на который хотелось бы обратить Ваше особое внимание, - это омоложение. С 20 до 36% вырос про­цент детей и подростков среди всех заболевших. И это опять-таки говорит о том, что основное наше внимание должно быть перенесено на эту возрастную категорию. 40% подростков сегодня поступают в психиатрические учреждения в свя­зи с наркоманиями и алкоголизмом. Почти половина всех по­ступающих подростков.

Еще один момент. По данным, которые дали Москва и Санкт-Петербург, каждый четвертый школьник в этих городах пробовал наркотики, а если говорить о студенческой молодежи, то в этих двух городах 40% студентов пробовали наркотики. А та­кие вузы, как МГУ и МГИМО, имеют значительно большие цифры пробовавших наркотики. Так что поле нашей деятельности за­висит в какой-то степени от правильного понимания этих цифр.

Следующий рисунок. Уважаемые коллеги, обращаю Ваше вни­мание на еще один чрезвычайно важный и очень неблагоприят­ный показатель. Вот две диаграммы с разницей в 10 лет. Первая диаграмма - это та картина, которая характеризует ситуацию с употреблением наркотиков 10 лет тому назад. Вторая - сейчас. Маленький треугольник в первой диаграмме - это героин. И вот огромный героиновый сегмент - это 2000 год. Вот такая динами­ка героиновой наркомании за 10 лет. Еще хочу обратить ваше вни­мание на крохотный лиловый сегмент показателя в первой диаг­рамме, и на то, как он увеличился в три раза в 2000 году. Зеленые сегменты кругов - это конопля, гашиш, марихуана и т. д. Как видите, они уходят на второстепенные места и вытесняются, так называемыми, тяжелыми наркотиками.

Далее самодельные психостимуляторы. Здесь я тоже хочу под­черкнуть, что самодельные стимуляторы звучали как колоссальная проблема лет 10 тому назад, а сейчас эти проблемы ушли на второй план, поскольку вытеснились такими препаратами, как экстази. Тоже стимуляторы, но уже химические, синтезированные препараты. Примерно 40 вариантов экстази существует. И посмотрите, ока­зывается, в диаграммах с официальными цифрами просто нет этих препаратов. Почему? А потому, что это не выявленные у потребления, которые выявляются не официальной статистикой, а только при проведении эпидемиологических исследований в конкретных регионах, в конкретных группах населения.

Следующий рисунок - это распространенность по регионам. Уважаемые коллеги, когда-то по отношению к проблеме наркоти­ков звучали два типа территорий. Прежде всего, это были порто­вые города и транспортные магистрали в целом. Естественно, сто­лица, как одна из транспортных магистралей. Сегодня на первое место вышла Западная Сибирь. Среди городов звучит, как самый проблемный город, Томск. Почему? Потому что там много студен­тов. Там идет целенаправленная «работа» распространителей нар­котиков, которые, прежде всего, заинтересованы в рекрутирова­нии новых и новых групп потребителей. Таким образом, Западная Сибирь на первом месте, с большим отрывом - Дальний Восток, Северный Кавказ, Поволжье, Москва, Урал, Санкт-Петербург, Западный район, Центральный район, Центрально-Черноземный район и на последнем месте - Северный район.

Но, уважаемые коллеги, глядя на этот рисунок, нужно еще одно очень важное сказать, что потребление наркотиков уже дош­ло до деревень. Проблема уже не является «привилегией» круп­ных городов, они сегодня дошли до самой глубинки страны. Бук­вально только что закончилась Ассамблея народов Севера и Запо­лярья. И мой коллега выезжал на заседание вместо меня и привез такие цифры, которые пугают. Продолжительность жизни муж­чин северных народностей не превышает 46 лет, а среди основных причин - алкоголизация и наркотики. Северные народности при всем том, что среди них самые низкие показатели, самые низкие официальные цифры распространенности наркоманий, на грани большой катастрофы, и об этом не только надо говорить, но и при­нимать какие-то конкретные меры. Надо сказать, что губернато­ры в этом плане делают шаг навстречу профессионалам, специа­листам по наркологии.

Я еще раз вернусь к этому рисунку. Надо сказать, что эта гео­графия не только география распространенности, но еще и география преступности. Сегодня преступность, связанная с наркотиками, не просто выросла, но и каждое десятое преступление, связанное с наркотиками, совершается подростком. И еще одна цифра. 17 % преступности, связанной с наркотиками, это женс­кая преступность. Это еще одна специфика работы специалистов, которая должна учитывать пол. И вот здесь два показателя, о которых вчера говорилось вскользь в выступлениях. Более 90 % лиц, употребляющих наркотики, инфицированы гепати­том В и С. Эти данные выборочные, поскольку по стране их собрать невозможно. Выборочные по конкретным клиникам, которые занимаются лечением внутривенных наркоманий. И второй показатель: более чем у 80 % ВИЧ-инфицированных, за­ражение произошло при внутривенных употреблениях наркоти­ков. 2000 год дал уже не 80 %, а свыше 90 %! Естественно, опять-таки это говорит о том, в каком направлении мы с вами должны работать.

Следующий рисунок. Уважаемые коллеги, обращаю Ваше вни­мание. Мы с вами хорошо понимаем, что лечить только биологи­чески - мало. Требуется, найдя причину, разобравшись, почему человек начал употреблять алкоголь или наркотик, нужно досту­чаться до сознания этого человека для того, чтобы через психоте­рапевтические методы добиться того, чтобы этот человек изменил отношение к себе, к миру, к наркотикам. И вот на этом рисунке очень интересные факторы. Вот этот столбик показывает, как взрослые родители объясняют причины, почему их дети начали употреблять наркотики. А здесь показатели: как это оценивают школьники и студенты. Взрослые считают, что их дети начали употреблять наркотики из любопытства и в результате влияния пропаганды через средства массовой информации. Взрослые винят эти два фактора. А посмотрите, что называют школьники. Кроме любопытства, для них колоссальной проблемой оказывается стремление уйти от трудных жизненных проблем. И еще один фактор - одиночество. Посмотрите, какой серьезный психологи­ческий фактор лежит в ответах на вопрос школьников. И я думаю, что это очень серьезный вопрос, которому мы все должны придать особое значение.

Студенты же среди причин, почему они начали употреблять наркотики, называют, прежде всего, бедность. На втором месте - уход от трудных жизненных проблем, а на третьем - отсутствие перспектив в жизни. А это возраст, как мы себе это представляем, самый лучший возраст в жизни, когда все еще впереди, когда нет еще такой ответственности, когда люди, наоборот, склонны переоценивать радости жизни и недооценивать проблемы. А здесь звучит пессимизм и депрессия. Эти важные моменты, которые мы должны учитывать в нашей работе и в тех профилактических мерах, которые от нас зависят.

Уважаемые коллеги, следующий рисунок - это принципы терапии. Они резко изменились в последнее время. Прежде всего, для пациентов - это добровольность. Добровольность принятия решения об отказе от употребления психоактивных веществ. Именно принцип добровольности сегодня не позволяет нам лечить тех, у кого мы видим жизненную необходимость в проведении лечения.

Следующий рисунок. Уважаемые коллеги, все Вы знаете, что бы нам ни подбрасывала реклама частных наркологических клиник, что эффективное лечение дает лишь трехэтапный метод и при алкоголизме, и при наркомании. Три этапа, и никуда от этих трех этапов не деться.

Первый этап, который в принципе не может быть менее 7 дней - это проведение детоксикации, купирование абстинентных расстройств, нормализация неврологического состояния, коррекция психоподобных и поведенческих расстройств, а иногда и психотических расстройств, восстановление нарушений метаболизма. Какие методы здесь используются? Уже не те, которые совсем еще недавно существовали. При этом, помимо медикаментозных средств, предусматривающих по сути реанимационные меры, применяют и психотропные препараты, применяют препараты, которые раньше не назначали, которые непосредственно воздействуют на рецепторы. И, кроме того, это такие меры, как гемосорбция, ликворосорбция, плазмоферез. Этот этап, по сути, не просто интенсивное лечение, а почти реанимационное. И по закону о наркоти­ках и психотропных средствах, этот этап лечения может проводиться только в государственных и муниципальных учреждениях. В ча­стных учреждениях законом запрещено проводить такое лечение. Я подчеркиваю это потому, что народившаяся частная наркологи­ческая помощь берет на себя именно это звено, рискуя уголовной от­ветственностью, рискуя жизнью конкретных людей, потому что без возможности проведения реанимационных мероприятий начинать такой серьезный этап лечения просто невозможно.

Следующий рисунок показывает уже второй этап лечения. Это коррекция основного синдрома комплекса психической зависимо­сти. Лечение до 30 дней. Оно может быть стационарным, амбула­торным, полустационарным. Есть много вариантов. В обязатель­ном порядке на этом этапе решаются две задачи: подавление пато­логического влечения и нормализация психического состояния.

Лечение на втором этапе проводится до 30 дней. Это проверено и  подтверждается опытом многих коллективов.                                                                                                                                       

И третий этап, который еще только появляется в нашей стране и без которого не будет эффективного лечения, - это проведение социально-реабилитационных мероприятий. Этот этап имеет длительность от одного года до трех лет. Надо понимать, что для этого требуются тоже особые условия, особые учреждения. И надо сказать, что Минздрав сейчас практически уже сделал первый шаг по созданию федерального специального центра в Подмосковье по реабилитации. И задача такого реабилитационного центра будет не только в непосредственном проведении реабилитационных мероприятий, но и разработке таких технологий, которые можно будет потом тиражировать во всей стране.

Сегодня для третьего этапа специальные критерии эффектив­ности, стандартизации реабилитационных мероприятий существуют лишь в проекте. Они разработаны Научно-исследовательским институтом наркологии Минздрава России, но пока что не утверждены.

Так что, уважаемые коллеги, вот эти три этапа - это единственное, что может сегодня считаться эффективным. Сегодня, правда, поднимаются вопросы более радикального лечения, о психохирур­гии, но они неприемлемы для цивилизованного общества.

И еще один момент в третьем этапе - это реструктуризация личности больного, заключающаяся в формировании устойчивых социальных ориентиров, трудовых навыков и навыков норматив­ного социального поведения. Этот этап может быть осуществлен тоже только при профессиональном подходе. Это содружественная работа с каждым пациентом врача-психиатра, психиатра-нарколо­га, психолога, психотерапевта, социального работника.

Следующий рисунок. Уважаемые коллеги, я думаю, что эти цифры для Вас не будут новыми, но еще раз хочу подчеркнуть, что эффективность терапии сегодня в нашей стране достигает только 5-10 процентов при наркомании. В отдельных учреждениях эта цифра может достичь 20 процентов. То есть мы не имеем права говорить о том, что наркомания это то, чем не стоит заниматься. Наоборот, этим стоит заниматься, но это требует больших усилий и достаточно больших денег.

Следующий рисунок. Завершая свое выступление, я перечислю те задачи, которые стоят перед врачами, перед здравоохранением. Мы все понимаем, что проблема наркоманий - это проблема меж­ведомственная. В ней есть проблемы открытых границ и каратель­ных мер. Мы же с вами имеем возможность говорить только о том, что должен делать врач, что должны делать органы здравоохранения. Прежде всего, уважаемые коллеги, это организовать в каждом субъекте Российской Федерации систему трехэтапного лечебного процесса. Без этих трех этапов эффективности мы никакой не получим. Объединить в единую функциональную систему государственные, муниципальные, частные и общественные структуры, которые сегодня есть в субъектах Федерации, но работают каждая сама по себе. Единой системы, которая действовала бы в едином направлении, у нас, к сожалению, пока нет.

И третье. Предусмотреть все виды помощи - амбулаторной, стационарной, полустационарной, помощи  на дому. Как же это сделать если все имеют разные формы собственности, разные источники финансирования и т. д. Единственный путь - принять региональную программу, но отдельную программу здравоохраненчеcкую, а не межведомственную, то есть программу для обеспечения
системной работы по лечению наркоманий, предусмотрев в ней смешанное финансирование. Вот это то, что должен иметь каждый субъект Федерации. Это наша задача, медиков и здравоохранения.
     Следующая задача - это обеспечение адекватной нормативно-правовой базы на федеральном и региональном уровнях. Сегодня нет законов, которые позволяют лечить  наркологических пациентов так, как это нам нужно сегодня. Я лишь напомню, что, когда принимался закон о психиатрической помощи в 1992 году, то подразумевалось, что тут же следом пойдет второй закон о наркологической помощи. Хотя в то время я настаивала на том, чтобы был один закон, и система аргументации не изменилась с тех пор. Сегодня мы пришли к тому, что в закон о психиатрической помощи должны быть внесены дополнения, которые позволят работать наркологической службе, в том числе решать вопросы недобровольности оказания наркологической помощи. Такие предложения сегодня разработаны, в ближайшее время они будут переданы в Министерство здравоохранения. Проблема прохождения законов - процедура. Она очень долгая, и очень хотелось бы надеяться, что эти поправки к закону о психиатрической помощи пройдут быстрым темпом. Мы настолько заинтересованы в этих поправках, что готовы напрямую передать их в Думу, минуя Минздрав, хотя по ин­станциям полагается делать именно так. Если сейчас мы передадим их в Думу, то в этом году можем получить закон, который позволит нам решать эти задачи: повсеместно внедрить единые стан­дарты оказания психиатрической помощи. Это то, что сегодня не существует ни в государственных, ни в муниципальных, ни тем более в частных структурах. Еще одна колоссальная проблема - специалисты для обеспечения профессиональной помощи. Это психиатры-наркологи, наркологи, психотерапевты и т. д.

Уважаемые коллеги, я еще раз вынуждена констатировать, что подготовка психиатров-наркологов сегодня у нас недостаточная. При всем том, что у нас четыре тысячи наркологов, но когда начинаешь выяснять, кто работает наркологами, то, оказывается, и стоматологи, и терапевты, и другие специалисты без базового знания психиатрии. А в принципе - помочь наркологическим пациентам без знания психиатрии невозможно. Это четко надо понимать.     

И последнее. Обеспечение контроля за качеством и эффективностью работы каждого звена в этой системе. Уважаемые коллеги, опять-таки хочу обратить Ваше внимание, что психиатры-наркологи не связаны с обязательным медицинским страхованием. Поэтому нет контроля качества такого, который есть в системе, связанной с обязательным медицинским страхованием. Значит, нужно отдельно подумать об обеспечении контроля качества. Се­годня никто и нигде его не осуществляет, не контролирует. Совершенно брошенная, бесконтрольная область здравоохранения.

И следующее. Нам надо участвовать в реализации региональ­ных межведомственных программ по профилактике злоупотреб­лений наркоактивными веществами.

Уважаемые коллеги, я уже не буду детально раскрывать этот пункт, потому что все, что касается профилактики и программ, вы можете получить, обратившись в наш центр НИИ им. Сербского или в НИИ наркологии. Разработок в этом плане много, в том чис­ле специальных программ профилактики наркоманий в образова­тельной среде, то есть у школьников и студентов. Эти разработки есть, они опубликованы в Российском психиатрическом журнале.

Последний рисунок, который я Вам хочу показать, - это еще один термин, который был введен ВОЗ: общественное психическое здоровье. Что это такое? Характеризуется уровнем психического здоровья популяции, распространенностью в ней психических заболеваний, алкоголизма и наркоманий, олигофрении, суицидов. Общественное психическое здоровье является индикатором интел­лектуального и нравственного состояния общества, его духовного потенциала. Таким образом, мы с Вами вынуждены сделать совер­шенно четкий вывод о том, что сегодня духовный, интеллектуаль­ный потенциал страны не то что на критической черте, а за кри­тической чертой, и потому требуются совершенно четкие и реши­тельные меры.


На этом я завершаю свой доклад. Уважаемые коллеги, я хочу в заключение сказать о том, что врач в нашей стране это больше чем врач, это всегда Гражданин. И именно поэтому мне хотелось, обращаясь к Вам, сказать о том, что, вернувшись в регионы, наверное, очень важно поставить проблему, которая нами сейчас обсуждается на съезде, перед первыми лицами субъектов Федерации. И, я думаю, что именно гражданская позиция позволит достучаться до первых лиц. Поскольку мы имеем основания говорить, что сегодня ни одна семья не застрахована от наркомании. И это та проблема, которая сегодня стучится в дверь и губернаторов, и министров, и их семей. И совершенно ответственно могу сказать, что именно с этими проблемами люди самых высоких уровней стали все чаще обращаться за помощью.

Спасибо за внимание.
Copyright © 1999-2010 РМА. 125284, г. Москва, улица Поликарпова, д. 12/13

Телефон/факс: 8(495) 945-58-31
E-mail: rmass@yandex.ru
Дизайн и поддержка artikom.ru

Не салон шлюхи питера